8 800 222-43-19 бесплатный звонок по России Заказать звонок   Написать нам

Интервью с Рейфом Харди в журнале Art Coiffure’осень 2014

Art Coiffure_осень

ПОСТРИЧЬ ЗА 4 МИНУТЫ! УНИКАЛЬНЫЙ МЕТОД РЕЙФа ХАРДИ!

 Рейф Харди — стилист из Голливуда. Но за звездами он не гоняется (хотя и работал над стилем Дженифер Лопес, Келли Рипа и Дика Ван Дайка)! Главная цель Рейфа: обучать парикмахеров!

Являясь креативным директором SexyHair и директором «Института Смелости», Рейф преподает мастерам уникальную технику — «Структура в Движении» («Structure in Motion»). По сложившейся традиции, «тренер Харди» ежегодно приезжает в Россию для проведения семинаров и мастер-классов. Именно в один из его приездов мы поговорили с Рейфом на профессиональные (и немного на личные) темы.

Art Coiffure_осень

АС: Давайте выстроим небольшую хронологию: как вы стали парикмахером, как все начиналось и как развивалось?

РХ: Мне был 21 год. Я только что закончил служить в армии. Не мог найти работу. А моя мама была парикмахером. Она и предложила: «Пойди, поучись в парикмахерском колледже». Я тогда ответил: «Мама!!! Я — мачо мен! Только что из армии! А ты меня хочешь в парикмахеры записать?!» В начале 80-х эта профессия ассоциировалась с нетрадиционной ориентацией, да  и не была такой востребованной, как сейчас. Но я был творческим человеком. И, поразмыслив над мамиными словами, решил: парикмахерское мастерство — это же тоже форма творчества! Тем более, я стриг в армии солдат, и у меня отлично получалось (конечно, ведь я стриг машинкой, а там сложно ошибиться!) (Смеется). И вот прихожу я в колледж, а там: 38 девушек и я — единственный парень! Вот это — по мне! (Смеется). В общем, так я и начал парикмахерскую карьеру.

АС: Помните своего первого клиента?

РХ: Это была моя сестра. Я отучился 2 недели и решил: пора!.. После стрижки сестра плакала целую неделю (Смеется). Но ничего, она меня потом простила!

АС: Вы продолжаете работать с клиентами, стоять у кресла?

РХ: Иногда я стригу, но не за деньги. Здесь кого-то надо подстричь или в Америке — я постригу, если этот человек — мой друг или гость.

АС: Вы выбрали для работы марку Sexy Hair. Почему именно ее? Расскажите, как началось ваше сотрудничество.

РХ: Однажды я совершенно случайно увидел основателя и креативного директора Sexy Hair Майкла О’Руарка. Я увидел его на подиуме. И удивился: «Этот человек делает нечто уникальное — не такое, как делают все». Я был ошеломлен его работой: его энергия, динамика и необычайная смелость в работе завораживали. Мы пересеклись на ланче, и оказалось, что он тоже наблюдал за моей работой. В общем, весь ланч мы обменивались комплиментами. «Мне нравится, что вы делаете!» — «А мне нравится, что ВЫ делаете!» (Улыбается). В то время я работал в другой компании. Там я потихоньку двигался наверх, и у меня не было ни единого повода менять место работы. Но та компания вдруг прекратила заниматься обучением. И я принял предложение присоедниться к команде Sexy Hair. Потому что мне очень нравится делиться знаниями, обучать людей. Для меня это самое главное!

АС: Но вы ведь не только учите? Вы создаете коллекции для Sexy Hair?

РХ: Да.

АС: А над какими коллекциями вам больше нравится работать? Что интереснее для вас: мужские или женские коллекции?

РХ: И те и другие интересны. Я могу придумать какую-то форму, уникальную — и мне не принципиально для кого. Я  вообще могу постричь любого, лишь бы  были волосы,  даже собаку! (Заразительно смеется).

АС: Говорят, вы владеете уникальной техникой стрижки, позволяющей делать прическу за 10 минут. Она называется «Структура в Движении». Расскажите нам, что это за техника?

РХ: Да, я могу сделать такую стрижку! Даже не за 10 минут, а за 4. Так было на Экспо Бьюти, выставке 2004 года, в Москве (Улыбается). Этот  метод уникален тем, что он заставляет работать умнее, а не тяжелее. Вопрос не в скорости, а в результативности. Это полное понимание дизайна волос, а не просто остригание. Несколькими срезами можно придать волосами и форму и текстуру. Этот метод позволяет набрать максимальное количество волос, манипулировать с ними и делать 1 срез, а не 100. Это значительно ускоряет процесс. 1, 2, 5 срезов, но не 100, как делает большинство парикмахеров.  Одну и ту же стрижку можно сделать  за 10-15 минут, если Вы владеете этой техникой, а можно потратить в несколько раз больше времени…  И важно, что во время  работы Вы устаете намного меньше , т.к. здесь ест ь особенности положения тела и рук мастера.

АС: Это сложная техника. Российские парикмахеры хорошо ее понимают и принимают?

РХ: Сначала у них хаос в голове… Но, понимаете, если парикмахеру делать что-то некомфортно, он, скорее всего, не будет этого делать. Изучая мою методику, нужно выйти из комфортной зоны. Кто-то из них берет, воспринимает, а кто-то говорит: «Не-не, мне нормально там, где я сейчас нахожусь». Это не только в России, так по всему миру. И это нормально. Но когда они понимают методику — они меняются… Мы сегодня общались по этому поводу во время мастер-класса.

Я пытался объяснить ребятам, что сначала им нужно научиться ползать, потом подняться на ногии только после этого начинать бежать. Так вот, сегодня мы ползем. Но завтра мы будем идти пешком. Однако все хотят бежать, сразу бежать! А за 2 дня это невозможно сделать!.. Но когда-то это все-таки случается.

АС: Есть разница между российскими парикмахерами и американскими? В менталитете. Кого легче учить?

РХ: Все парикмахеры учатся схоже. Успех или неуспех мастер-класса у той или иной аудитории зависит от инструктора. Если он понимает свою аудиторию, может подстроиться под них, тогда процесс идет нормально. Ученики молчат! (Улыбается). В Таиланде, например, им вообще не нужны лицензии для того, чтобы стричь волосы. Поэтому это утопия — обучать их. Любой человек взял расческу и ножницы и все — сегодня с утра он парикмахер! Иди и стриги. Следовательно, таких студентов нужно учить совсем на другом уровне, чем, скажем, в Америке или Германии.  Российские парикмахеры более креативны, но этого не достаточно для успеха.  В Америке бОльший акцент сделан на сервис клиента. Но в любой стране парикмахер, если он не растет, а считает, что он созрел – он начинает стагнировать. Молодым парикмахерам нельзя себя воспринимать всерьез, сначала нужно добиться чего-то, прежде чем требовать к себе определенного отношения. Уважение зарабатывается тяжелым трудом.

Мне говорят: «Так не получится! Законы физики…». Но потом все убеждаются, что «так» — получится. После демонстрацииспорить уже бесполезно.

АС: Вашему методу можно научить любого парикмахера? Или только самого талантливого?

РХ: Я могу научить любого парикмахера и абсолютно всему, что умею сам. Условие тут только одно: ученик должен открыть свое сердце для того, чтобы принимать информацию. Я и дочку свою могу научить, как стричь волосы, если понадобиться. Потому что база — это база!

АС: Что вы делаете, если ученик не доверяет вам или даже спорит с вами?

РХ: Да просто беру манекен и доказываю, кто прав! Я это не раз делал. Мне говорят: «Так не получится! Законы физики…». Но потом все убеждаются, что «так» — получится. После демонстрации спорить уже бесполезно.

АС: Вы уже очень давно в профессии. Изменилось ли за последние годы отношение в обществе к профессии парикмахер?

РХ: Мне кажется, что изменилось… Объясняя сегодня на мастер-классе теорию, я спросил: «Кто важнее? Столяр или архитектор?». Вот вы как думаете?

АС: Оба!

РХ: Вот именно. Чтобы построить дом, нужно совместить труд одного и другого. Так и в нашей сфере. Надо научить парикмахера, чтобы он был и архитектором и столяром. Тогда они будут более ценны в глазах клиента. А не просто чей-то дизайн повторять — по DVD. Или тот, кто делает дизайн, не может воплотить его в жизнь! Бывает и такое. Он учит не стрижке, он учит методике.

АС: А что вы думаете об онлайн-обучении? Сейчас много стилистов, топ-стилистов, которые выкладывают мастер-классы в Интернет.

РХ: Ну, это нормально. Любой урок — в плюс… Но я-то знаю, что никогда не пойду к врачу, который научился оперировать по Интернету! (Смеется). Стричь, опираясь на ролик? Это имитация! Я лично предпочитаю учить пониманию.

АС: Вы удивили! Обычно стилисты относятся положительно к онлайн-курсам. А что вы скажете о парикмахерских конкурсах?

РХ: Ну, я лично в них не участвую… Теперь… Раньше, конечно, было! Но мне нравится смотреть на них. Они заставляют вас делать то, что вы раньше не делали. На конкурсах всегда рождаются интересные новые идеи.

АС: Победа на конкурсе позволит стать известным стилистом?

РХ: Нет! Что такое известный парикмахер? Тот, которого все знают или тот, который ездит на Ferrari? Известный в стране, в городе, в маленьком селе — или известный в своей голове и больше никто его не знает? У каждого свой путь. Нравится преподавать — надо идти преподавать. Хочется участвовать в конкурсах, получать медали — действуйте!

АС: Что вас вдохновляет, Рейф?

РХ: Что-то уникальное. Что-то такое, чего я не могу сделать сам. Что-то, что заставляет меня учиться.

АС: А когда вы поняли, что хотите именно обучать?

РХ: Это было в парикмахерском колледже. Я учился там, и мне захотелось остаться. Остаться и учить самому. Но инструктор мне не разрешил. Он сказал: «Нет, ты слишком хорош для этого, езжай отсюда!» (Улыбается). И я поехал. Пошел работать в одну компанию и, чтобы добиться успеха, 90 % времени проводил в дороге. Нужно иметь страсть к тому, что вы делаете. Иначе вы умрете. Вы должны заниматься любимым делом, а иначе зачем заниматься вообще хоть чем-то?



×

Укажите, пожалуйста, кто Вы: салон красотыпрофмагазинчастный мастеррозничный клиент

×

Укажите, пожалуйста, кто Вы: салон красотыпрофмагазинчастный мастеррозничный клиент